Loading
АвторСообщение
администратор


Пост N: 328
Зарегистрирован: 09.04.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.01.08 23:32. Заголовок: Мухамеджан Тынышпаев


Мухамеджан Тынышпаев — в контексте истории



Мухамеджан ТЫНЫШПАЕВ (1879-1938) родился в предгорье Жиланды Лепсинского уезда Жетысуйской области. Отец его Тынышпай — из знатного казахского рода, занимался скотоводством, был членом Земельного комитета, созданного военным губернатором Семиречья генералом Г. А. Колпаковским для установления справедливости в Степном крае. В 1889 году Тынышпай отвез сына в Верный учиться. После окончания гимназии с золотой медалью Мухамеджан поступает в санкт-петербургский Императорский институт инженеров путей сообщения имени Александра I. Активно участвуя в политической жизни, избирается депутатом Государственной думы России II созыва.
После Февральской революции — член Туркестанского комитета Временного правительства (Ташкент) и комиссар этого же правительства по Семиречью. С наступлением Октября — член правительства Алаш-Орды и премьер-министр Туркестанской автономии.
Инженер путей сообщения, Тынышпаев был активным участником проектирования и строительства Турксиба. В память об этом находящаяся в Алма-Ате Казахская академия транспорта и коммуникаций носит сегодня имя Мухамеджана Тынышпаева. Сам же Тынышпаев в 30-е годы как «враг народа» был дважды судим, а потом расстрелян. В этом году отмечается 125-летие со дня его рождения.
Мухамеджан Тынышпаев. Имя этого выдающегося человека очень долго было известно лишь узкому кругу лиц. Связано это с тем, что он вместе с другими представителями казахской демократической интеллигенции стоял у истоков отвергнутой Советами партии «Алаш». «Алаш» добивалась возрождения казахской государственности, и в декабре 1917 года, когда была провозглашена наконец Алашская автономия, в состав ее правительства, то есть Алаш-Орды, вошел и Тынышпаев. Но начнем все по порядку.
В начале ХХ века, когда происходило формирование общественно-политических взглядов Мухамеджана, Казахстан представлял из себя отсталую колониальную окраину Российской империи. Социально-экономическая и политическая ситуация здесь характеризовалась обострением аграрного и национального вопросов. Угнетен был казахский народ и в духовной сфере. Возникшее в таких условиях общественно-политическое движение среди казахов ставило перед собой национально-демократические задачи. Во главе него стояла молодая казахская интеллигенция, в том числе и Мухамеджан Тынышпаев, чей петербургский период учебы (1900-1906 гг.) совпал с событиями первой русской революции.
Один из сподвижников Мухамеджана, тоже петербургский студент, а в будущем лидер алашского движения Халел Досмухамедов, в своих показаниях следователю ОГПУ в сентябре 1931 года писал об этом периоде так: «В Петербург попал накануне первой революции, когда демократия и студенчество часто роптали. Попал в студенческий водоворот, жадно взялся за свое политико-просветительское образование, знакомился с программами различных политических партий. Ни одна из программ не удовлетворяла меня, а также других казахов-студентов. Социал-демократы говорили только о рабочих, социалисты-революционеры — о крестьянстве, кадеты — о величии русского народа, а правые только травили инородцев».
Примерно то же говорил и студент Тынышпаев на съезде автономистов, где он выступил с докладом «Казахи и общественное движение». Однако молодой политик пошел дальше Халела Досмухамедова, напоминая властям метрополии о том, что пора подумать об устаревшей с точки зрения демократии системе управления Казахстаном и другими колониальными окраинами, о земельных притеснениях казахов. Таким образом, голоса Досмухамедова и Тынышпаева перекликались с так называемой Каркаралинской петицией осени 1905 года, авторами которой были Алихан Букейханов, Жакып Акбаев, Ахмет Байтурсынов, Мустафа Шокай и другие будущие лидеры партии «Алаш» и правительства Алаш-Орды.
Ценность этих чудом дошедших до нас документов определяется, помимо всего прочего, тем, что они помогают нам понять истоки взглядов единомышленников Тынышпаева, получивших образование в Петербурге, Москве, Варшаве, Казани, Томске, Омске, Уфе, Ташкенте и других городах царской России — людей, которые, выступив реформаторами, создали алашское движение. Критически оценивая сложившуюся ситуацию и исходя из опыта создания политических партий и движений России, они определяли пути и принципы своей, казахской партии. В результате в качестве образца в основу ее была взята программа партии конституционных демократов, то есть кадетов, находившихся в оппозиции к царскому правительству.
Таким образом, в конце 1905 года в Уральске состоялся так называемый съезд представителей пяти областей, участники которого — А. Букейханов, Ж. Сейдалин, М. Дулатов, Б. Каратаев, М. Тынышпаев и Б. Сыртанов предприняли попытку организации «Казахской конституционно-демократической партии». Но руководителям демократической интеллигенции Казахстана понадобилось еще 12 лет борьбы и тревог для создания общенациональной партии в июле 1917 года и определения ее стратегических и тактических задач.
На этом пути Мухамеджан Тынышпаев и его политические союзники набирались опыта общественно-политических деятелей. Особенно ярко это проявилось на выборах в первую и во вторую государственную думу. Если в первую из них от Семипалатинской области баллотировался и с большими трудностями прошел Алихан Букейханов, то во вторую уже без особых затруднений от различных областей Казахстана был избран ряд казахских деятелей, в том числе Мухамеджан Тынышпаев — от Семиреченской области. Выдвижение и выбор Мухамеджана свидетельствует о высоком авторитете этого 28-летнего политика и дипломированного инженера, о доверии к нему со стороны народа. И хотя вторая Госдума просуществовала недолго (она была распущена 3 июня 1907 года), с ее трибуны успели прозвучать речи казахских депутатов с критикой аграрной политики царского правительства.
Но не только высокая государственная трибуна служила средством утверждения и пропаганды своих взглядов. С 1913 года и до закрытия ее советской властью в марте 1918 года в Оренбурге выходила газета «Казах». Выпуском ее занимались Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов и Мыржакып Дулатов. И одним из самых активных ее авторов был Мухамеджан Тынышпаев. Многие статьи свои он подписывал псевдонимом «Казахский инженер». Газета эта сыграла значительную роль в политическом воспитании народа и, конечно же, в создании общенациональной казахской партии.
После Февральской революции 1917 года Тынышпаев полностью переключился на политическую деятельность. Он принимал участие в организации уездных и областных казахских комитетов, был членом особого Туркестанского комитета Временного правительства. Одновременно Мухамеджан был назначен комиссаром Временного правительства по Семиреченской области. На этих должностях он проводит многотрудную работу по возвращению из Китая в Семиречье казахов и киргиз, ушедших за кордон во время жестокого подавления царскими карателями национально-освободительного восстания 1916 года.
В условиях стремительно развивающегося политического процесса лидеры прокадетски настроенных казахских интеллигентов подошли вплотную к созданию своей партии. Провозглашенные буржуазно-демократические свободы способствовали консолидации сил, отражавших интересы различных слоев казахского общества. Воспользовавшись быстро меняющейся ситуацией и ускоренным процессом поляризации политических страстей, они объявляют Первый всеказахстанский съезд и проводят его в июне 1917 года в Оренбурге. Из 14 вопросов повестки дня его главное внимание уделяется проблемам национальной автономии, решению земельного вопроса, подготовке к выборам Учредительного собрания и образованию казахской политической партии.
Первый всеказахстанский съезд, по существу, конституировался в политическую партию «Алаш». Мухамеджан Тынышпаев по решению съезда вошел в список из 81 кандидата в депутаты Учредительного собрания от казахских областей Российской империи. Руководителями партии «Алаш» стали Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов и их сподвижники, в том числе Тынышпаев. Абсолютное большинство членов партии не восприняли социалистическую программу большевистского толка и объединились под лозунгом: «Освобождение казахского народа из-под колониального ига!», а в годы Гражданской войны выступили как союзники антисоветских сил в России. Лидеры только что образовавшегося «Алаша» вели пропаганду своих программных взглядов и до Октября. Ну а после выстрела «Авроры» выходящая теперь уже в Петрограде газета «Казах» тут же опубликовала проект программы партии «Алаш», состоявший из 10 пунктов и включавший вопросы государственного устройства, местной свободы, основных прав граждан, религии, суда, науки и просвещения, проблемы выработки земельного закона и тому подобное.
Обнародованный проект этот имел большой успех, что сказалось на выборах в Учредительное собрание. Он объединил представителей различных слоев казахского народа на Втором уже всеказахстанском съезде, который был проведен через полгода после первого там же, в Оренбурге. Здесь, на этом форуме, было принято решение об образовании казахской автономии и постановление сформировать ее правительство в лице Временного народного совета, дав ему наименование Алаш-Орды, оно же — правительство Алашской автономии. Ему, правительству, было поручено немедленно взять в свои руки всю исполнительскую власть над казахским населением. Председателем Алаш-Орды был избран Алихан Букейханов, а Мухамеджан Тынышпаев вошел в состав этого правительства из 15 видных казахских деятелей.
Конец лета и начало осени 1917 года стали для Тынышпаева периодом особо бурной политической активности. Он работал, как говорится, на два фронта. В Казахстане по укреплению только что созданной с его участием партии «Алаш». А в Туркестане (Центральной Азии) вместе с Мустафой Шокаем по подготовке так называемой Туркестанской автономии — Туркестон Мухтарияти. Благодаря их стараниям уже в ноябре в Коканде состоялся IV Чрезвычайный съезд мусульман Туркестанского края. На нем и была провозглашена эта первая национально-демократическая республика народов Туркестана. Мухамеджан Тынышпаев был избран ее премьер-министром.
Однако государственное образование это не просуществовало и трех месяцев. Разогнанное большевиками в феврале 1918-го, оно получило в советской историографии искаженное название «Кокандская автономия» — по месту проведения съезда.
После разгрома Туркестанской автономии большевиками Тынышпаев целиком переключается на Семиречье. Летом 1918 года, когда здесь началась Гражданская война, он на правах комиссара едет на север области и проводит 31 августа в Лепсы второй Семиреченский казахский съезд. 20 дней идет обсуждение дальнейших действий и вырабатывается политический курс этого отделения Алаш-Орды. Внешне он определялся будто бы сочувствием белому движению, хотя, скорее, это нейтралитет. В то же время поддерживались тайные контакты с советскими представителями, предположительно — с людьми Ораза Джандосова и Дмитрия Фурманова. Для обеспечения этого курса в 1918-1919 годах, как свидетельствуют обнаруженные уже в наше время в Архиве КНБ РК документы, Тынышпаев тайно ездил в Семипалатинск, где базировалось центральное правительство Алаш-Орды во главе с Букейхановым, дважды в Уч-Арале и один раз на нейтральной полосе встречался с атаманом Анненковым.
Весной 1919-го торгайская группа Алаш-Орды во главе с Байтурсыновым вынуждена была перейти на сторону советской власти. Последняя обещала амнистировать участников алаш-ординского движения, и Тынышпаев со своими семиреченцами — Жумаханом Кудериным, Садыком Аманжоловым, Базарбаем Маметовым, Мырзаханом Толебаевым, Алдабергеном Умбетбаевым, Билялом Сулеевым и другими — в конце 1919-го-начале 1920 года последовал ее примеру.
Дальше идут пять лет жизни в Ташкенте. Мухамеджан едет туда по приглашению Фрунзе и председателя ЦИК Туркестанской АССР Турара Рыскулова. Управляет водным хозяйством Министерства земледелия, консультирует руководство республики по вопросам строительства. Преподает физику и математику в КИНО (Казахский институт народного образования в Ташкенте), пишет исследования по истории и этнографии Казахстана, которые и сегодня не утратили своей научно-познавательной ценности.
1925-1926 годы — Тынышпаев главный инженер по благоустройству новой столицы Казахстана — Кзыл-Орды; 1927-1930 годы — выполняет ответственные работы по строительству Турксиба. Но какую бы должность ни занимал Мухамеджан Тынышпаевич, он все время находится под пристальным наблюдением агентов ОГПУ — НКВД.
Слежка, открытая и тайная, усилилась с конца 20-х годов, когда была арестована группа бывших участников алашского движения во главе с Ахметом Байтурсыновым. Лишь 10 лет после гражданской войны занимался Мухамеджан Тынышпаев активной творческой деятельностью и частично по своей специальности инженера-строителя железных дорог. Она, эта деятельность, была насильно прервана. В 1930 году за участие в алашском движении и руководство правительством Туркестанской автономии (Туркестон Мухтарияти) Мухамеджан Тынышпаев был репрессирован агентами ОГПУ как «буржуазный националист» и вместе со своими единомышленниками сослан в Центральную Черноземную (ныне Воронежскую) область РСФСР сроком на пять лет. Во время ссылки он как специалист высокой квалификации был привлечен к строительству железной дороги Москва — Донбасс.
Освобождение было недолгим. 21 ноября 1937 года он был вновь схвачен агентами НКВД и в 1938 году расстрелян в Ташкентской тюрьме.
Научные труды Тынышпаева, политическая публицистика повторили его трагическую судьбу: они были запрещены, изъяты из библиотек, рукописи уничтожены. Сама тема, связанная с историей партии «Алаш» и Туркестон Мухтарияти, деятельностью их руководителей, была официально закрыта.
Благодаря усилиям ныне покойных профессора Абу Такенова и краеведа Бесембая Байгалиева в 1993 году вышел однотомник трудов Тынышпаева под названием «История казахского народа». Тогда же издательство «Жалын» выпустило сборник его же трудов «Великие бедствия (Актабан шубурынды)». В том же году на родине Мухамеджана, в местности Тынышбай-сайы Саркандского района Талды-Курганской области, прошли торжества, посвященные 115-й годовщине со дня его рождения. В них участвовал его старший сын Искандер-ага, а также много лет стоявший во главе Казахстана Динмухамед Ахметович Кунаев. К сожалению, речь, с которой он выступил, была последней в его жизни.
Предлагаемый вашему вниманию фрагмент взят из «Дела» Мухамеджана Тынышпаева, которые хранится в Архиве Комитета национальной безопасности Казахстана. Он свидетельствуют о событиях, связанных с его первым арестом в 1930 году. Публикуемые впервые на русском языке, они говорят о политической деятельности Мухамеджана в годы гражданской войны, вынужденном переходе ряда ведущих деятелей Алаш-Орды на сторону советской власти.

Кенес НУРПЕИСОВ, академик
28 авг 2004


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 3 [только новые]


администратор


Пост N: 585
Зарегистрирован: 09.04.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.04.08 23:30. Заголовок: Они были первыми Дев..


Они были первыми
Девяносто лет назад в феврале 1918 года была разгромлена первая национально-демократическая Туркестанская Республика. Историки утверждают, что эта была единственная в начале ХХ века серьезная попытка в Центрально-Азиатском регионе объединить народы в независимое государство. Поскольку местом проведения учредительного съезда и пребывания правительства стал город Коканд, то позднее в советской историографии Туркестанская Республика была названа Кокандской автономией.

Просуществовало новое государственное образование немногим более двух месяцев. Большевики не позволили народам самостоятельно решать свою судьбу и направили в Коканд войска. Вот как это событие описывается в «Истории Казахстана»: «В январе 1918 года Кокандская автономия оказалась под давлением большевиков, которые обратились к премьер-министру Мустафе Шокаю (Чокаеву) с ультиматумом о признании власти Советов, сдаче оружия и роспуске органов милиции. Получив отказ, революционеры решили уничтожить Кокандскую автономию. В ночь с пятого на шестое февраля прибыло одиннадцать эшелонов с кавалерийскими, артиллерийскими и пехотными частями. Коканд был разгромлен, автономия ликвидирована...»

От независимой республики до автономии

Первым премьер-министром Туркестанской Республики стал первый казахский инженер-путеец, депутат российской Госдумы второго созыва, а позднее строитель Туркестано-Сибирской железнодорожной магистрали, автор ряда исторических работ Мухамеджан Тынышпаев (1879—1938). Он происходил из знатного казахского рода, окончил гимназию с золотой медалью, а затем Санкт-Петербургский императорский институт инженеров путей сообщения имени Александра I. Будучи студентом, он всегда был в гуще политических событий. Не случайно в 1907 году его избрали депутатом Думы от Туркестанского генерал-губернаторства. Однако этот состав Думы был признан чересчур вольнолюбивым, и его распустили.

После Февральской революции Тынышпаев переехал в Ташкент, работал в Туркестанском комитете Временного правительства и комиссаром этого же правительства по Семиречью. Позднее он стал участником движения «Алаш». Сегодня имя государственного деятеля носят Казахская академия транспорта и коммуникаций в Алматы и историко-краеведческий музей в Талдыкоргане.

Его сын Давлет Мухамеджанович Тынышпаев-Шейх-Али (сегодня он профессор Казахстанско-Британского технического университета) много времени посвятил изучению биографии отца. Он рассказывает, что в ноябре 1917 года в Коканде прошел IV Чрезвычайный мусульманский съезд Туркестанского края, куда входило Семиречье. Как раз на этом съезде и было принято решение об образовании Туркестанской Республики. Участники съезда, а делегатов было свыше 300, хорошо знали Тынышпаева как высокообразованного человека, страстно желавшего построить свободную демократическую республику, и избрали его руководителем правительства. Но между его членами не было единства взглядов. Не желая обострять и без того напряженную обстановку, Тынышпаев снял с себя полномочия премьер-министра. И его место занял Мустафа Чокай.

После разгрома Туркестанской автономии Тынышпаев уехал в Семиречье. А несколько месяцев спустя, летом 1918 года, он с соратниками провел здесь Семиреченский казахский съезд, где речь шла об Алаш-Орде. Однако судьба не была на их стороне, и весной 1919 года партия «Алаш» во главе с Ахметом Байтурсыновым вынуждена была перейти на сторону советской власти — большевики пообещали им амнистию. После этого Тынышпаев решил оставить политику и занялся инженерными работами. Но какую бы должность ни занимал, он все время был под наблюдением НКВД. В 1930 году за участие в алашском движении и в правительстве Кокандской автономии Тынышпаева арестовали и отправили в ссылку в Воронеж. Через пять лет освободили, но в 1937 году снова арестовали. Как оказалось, в последний раз.

— На допросе в августе 1930 года отец давал показания, как и зачем он приехал в Коканд, хотя в это время там жила его семья. Рассказывал, как проходил съезд мусульман, как избирали членов правительства Туркестанской Республики, — продолжает рассказ Давлет Мухамеджанович. — Он говорил, что у правительства не было четкой политической программы, средств, но зато вокруг собралось много баев и улемов (духовенство), которые были настроены против России. Данный факт пугал отца, так как все могло вылиться в «газават». А у правительства не было ни сил, ни возможности предотвратить это.

По мнению Давлета Мухамеджановича, советская историография всегда приуменьшала значение Туркестанской Республики, сведя событие лишь к образованию Кокандской автономии. Он уверен, что необходимо глубже изучить деятельность Кокандского правительства и его влияния на историю не только Казахстана, но и всей Центральной Азии.

Расскажет книга о знаменитой фамилии

Сегодня сын первого казаха-путейца работает над книгой «Мухамеджан Тынышпаев и архив» и сожалеет, что о многом из жизни отца не успел расспросить мать, которая умерла в 1970 году. В книге пойдет речь о Кокандской автономии, членах ее правительства, среди которых были казахи, узбеки, татары и евреи. И конечно же, о воронежской ссылке Тынышпаева, где маленький Давлет прожил вместе с отцом четыре года.

— Мой папа Мухамеджан и мама Амина Шейх-Али встретились в Алматы в 1930 году. Отец уже много лет был вдовцом, его первая жена Гюльбахрам (по образованию она была медиком) в 1923 году умерла от холеры, — вспоминает Давлет Мухамеджанович. — Родители полюбили друг друга. Однако счастье было недолгим, вскоре после женитьбы отца арестовали. Десятого февраля 1931 года, когда я родился, он все еще был в тюрьме...

Из заключения отец передал матери, чтобы меня записали на ее фамилию Шейх-Али. Так он хотел уберечь меня от грядущих потрясений. А имя Давлет мне дали в честь маминого деда Давлета-Мирзы Шейх-Али, первого ученого-этнографа Дагестана и подполковника русской армии. Кстати, Давлет-Мирза Шейх-Али служил на Кавказе вместе с Лермонтовым и сопровождал знаменитого поэта, когда тот собирал материал к своей повести «Бэла». Об их службе на Кавказе в свое время писал лермонтовед Ираклий Андроников.

В апреле 1932 года отца приговорили к пяти годам ссылки в Воронеж. Вслед за ним в Воронеж поехала мама. Я был маленьким, но 33-й год — год великого джута — запомнил на всю жизнь. Папа целыми днями работал, возвращался уставшим и голодным, а дома не было хлеба. Тогда мама поехала в Уфу к своей сестре Хажар Ибрагимовне. В семье сохранились фамильные драгоценности, доставшиеся сестрам от их знаменитого деда. Эти драгоценности мама сдавала в Торгсин (Торговый синдикат), а на вырученные деньги покупала продукты. В Воронеже нашу квартиру несколько раз обыскивали, но мама прятала драгоценности в люстру, поэтому их не нашли.

Годы в Воронеже были, наверное, самыми счастливыми для родителей, так как они были вместе. Мама рассказывала, что отец чрезвычайно увлекался историей. Он говорил: настанет день, когда мир узнает о великой кочевой культуре, о том, что еще тысячелетия назад степняки научились добывать руду, варить металл, строить города и прокладывать дороги.

Наконец ссылка закончилась, и мы уехали в Ташкент. Алма-Ата для отца была закрыта. В Ташкенте мы остановились у Фатанад-бану, старшей дочери отца от первой жены. Папа долго не мог найти работу, жилье, поэтому меня и маму отправил в Уфу. Последний раз он приезжал к нам в начале 1937 года.

«Муха уехал в Достоевск»

— А в декабре 1937 года мы получили письмо из Ташкента, — рассказывает Давлет Мухамеджанович. — В нем подруга матери среди прочих новостей коротко сообщила: «Муха уехал в Достоевск». Помню выражение лица матери: оно было спокойным. Мы стали рассматривать железнодорожную карту СССР с надеждой найти населенный пункт с таким названием. Загадку разрешил наш родственник, сказавший: «Эх, Амина, твоего Муху, то есть Мухамеджана, посадили в тюрьму. А в письме тюрьма названа Достоевском, чтобы ты быстрее поняла, ведь тюрьма находится на улице Достоевского»...

Еще в книге об отце я описал один из маминых рассказов о том, как в конце 20-х годов отец сумел убедить казахов из нескольких уездов остаться на родине и не уходить в Китай. Он говорил им, что они нужны на своей земле, особенно в такое время, когда народ бедствует. А на чужбине они так и останутся чужими.

В 1938 году Тынышпаева расстреляли. Впрочем, существует версия, что его отравили в тюрьме.

Хотя мы были готовы ко многому, но когда мама получила письмо от ташкентских знакомых, оно ввергло нас в шок. Они писали, что отец умер в тюрьме от скоротечной желудочно-кишечной болезни. Спустя четверть века Искандер (сын от первого брака отца) подтвердил, что расстрел действительно заменили на инфицирование чрезвычайно опасной инфекцией.

...Отец страстно желал, чтобы я стал инженером. Он мне часто говорил: «Повторяй за мной: «Я буду инженером» и «Алма-Ата — родина моя!». Волю отца я выполнил.


Раушан ШУЛЕМБАЕВА
http://www.kazpravda.kz/index.php?uin=1152073573&chapter=1207256295

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
администратор


Пост N: 912
Зарегистрирован: 09.04.07
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.09.08 22:11. Заголовок: Как строился ТУРКСИБ..


Как строился ТУРКСИБ.

Мир жесток. Жестока и сама жизнь. Но на то воля Аллаха за грехи первородных людей, которые, однажды вкусив запретный плод, определили на мучения и страдания своих потомков. Судьба каждого человека похожа на военные баталии: каждый день мы доказываем остальным о своем праве на самоопределение и о потребности приносить благо государству и народу. А если гнобят, мы объявляем войну. Бывает, что проигрываем сражение, а иногда — выигрываем. Одни терпят поражение с достоинством и умирают, как деревья, стоя. Иные опускаются на самое дно. Одним суждено умереть героями, а другим…
Но прочь философию. За мной, читатель. И я расскажу тебе про судьбу настоящего человека, очень похожего на нас с вами. Такого же простого и умного, способного творить и делать добро. Про человека, безвинно убиенного жестокими людьми жестокого времени сталинского режима. Почти его вечной памятью, читатель. И расскажи о его благих деяниях своим потомкам, чтобы помнили…


Мухамеджан Тынышпаев родился 12 мая 1879 года в горах Жиланды Маканчи-Садровской волости Лепсинского уезда. Отец его, Тынышпай, происходит из знатного рода, занимался скотоводством, содержал огромные стада овец, коров, лошадей. Его угодья находились в предгорьях Джунгарского Алатау, вниз по речке Лепсы. Земли здесь славились благодатными. Необыкновенной красоты. Некогда эти земли казачьи войска завоевывали под свои угодья, выгоняя с обжитых мест местных жителей. Генерал Колпаковский вынужден был образовывать земельные комитеты и восстанавливать справедливость. Он возвращал самовольно захваченные земли крестьянам. Только в Лепсинском уезде было возвращено 100 тысяч десятин. На одном из таких участков и находилось зимовье отца Мухамеджана. Надо отметить, что в жизни Тынышпаева генерал-губернатор Колпаковский сыграл значительную роль. Но об этом чуть позже. Успешно окончив двухгодичный подготовительный класс в г. Верном, Мухамеджан поступил в гимназию. При каждом переходе в следующий класс получал награды 1-й степени и одобрение педсовета за блестящие способности. «От него следует ожидать честной настоящей деятельности на благо Отечества», — говорили они. И не ошиблись. После окончания гимназии Мухамеджан Тынышпаев поступает в Санкт-Петербургский институт имени Александра Первого, на специальность «инженера путей сообщения». Институт славился тем, что в нем обучались «сливки» гимназических выпусков. Он готовил энциклопедически образованных, прогрессивных и мыслящих специалистов. Многие десятилетия в этом престижном заведении могли обучаться только дворянские отпрыски. Лишь после в Императорском институте могли обучаться и простые талантливые юноши. По словам преподавателей, Мухамеджан Тынышпаев обладал блестящими способностями к изучению математики, древних языков, литературы и искусства. Лекции читали необыкновенно одаренные профессора — создатели фундаментальных курсов. Летом он, как и его сокурсники, проходил две практики: одну — по строительству железной дороги, вторую — по ее эксплуатации. Практика проходила в степях родного Казахстана, где в то время прокладывали стальную магистраль Оренбург-Ташкент. Когда это строительство было завершено, возникла необходимость строительства Туркестанско-Сибирской железной дороги. Была создана специальная группа для технических и экономических изысканий трассы, которая незамедлительно выехала в Сибирь и Казахстан.
На южном участке Турксиба от Арыси до реки Или изыскание проходило под началом инженера А. Голембиевского. В его группу входил и Тынышпаев. В поисках лучшей трассы Турксиба Мухамеджан исходил все перевалы от Пишпека до Верного. Предложенный им проект лег в основу отчета изыскателей железнодорожной трассы.
Находясь на государственной службе, он приступил к проекту строительства железнодорожного моста через Аму-Дарью, кроме того прокладывал стальную колею Арсатьевск-Андижан, где применил новый метод устройства земляного полотна, дренажерных сооружений и водоточных труб.


В апреле 1912 года второй департамент Государственного Совета одобрил решение о сооружении Туркестано-Сибирской магистрали «на частные средства под правительственные гарантии». Российские предприниматели сразу ухватились за это выгодное дело. Были созданы два акционерных общества — Алтайской и Семиреченских дорог. Во главе их стал русский промышленник А.И. Путилов.
В 1914 году Министерство путей сообщения назначило инженера Тынышпаева начальником строительного участка Семиреченской дороги от Арыси до Пишпека. Он переехал с семьей в Чимкент и начал сооружать магистраль, какую прокладывал будучи студентом в курсовых проектах.
Летом 1916 года Мухамеджан взял отпуск и поехал в родной аул. Там его застал царский указ от 26 июня, в котором говорилось, что «ТУЗЕМЦЫ В ВОЗРАСТЕ 19 ДО 43 ЛЕТ ПРИВЛЕКАЮТСЯ НА ВОЕННЫЕ РАБОТЫ». Среди казахов вспыхнула волна недовольства. Начались массовые волнения, протесты.
Царские чиновники сразу обрушились на инженера Тынышпаева. Они посчитали его одним из организаторов выступления казахов против воинской повинности и подвергли домашнему аресту, затем по требованию прокурора Верненского окружного суда — допросу. Видные деятели Казахстана — Букейханов, Байтурсынов и Дулатов — опубликовали в газете «Казах» «Воззвание к киргизскому народу», в котором призывали местное население исполнять царский указ. Таких же убеждений придерживался и Тынышпаев. Он разъяснял сородичам, что под военными работами подразумевается работа по перестройке и эксплуатации железных дорог, нагрузка и выгрузка провианта, орудий, охрана лошадей, рубка леса на топливо и т.д. Но они не поверили. Недальновидные местные чиновники направили карательные отряды против простых невинных людей. Жестоко расправлялись с восставшими. Только в Семиречье было сожжено 94 аула, убито около 2 тысяч жителей, свыше тысячи человек арестовано, около трехсот тысяч, спасаясь от неминуемой смерти, бежали в Китай и Кашмир!
В апреле Временное правительство Керенского образовало особый Туркестанский комитет «для решения на местах всех возникающих вопросов управления краем» во главе с кадетом Щепкиным. В состав комитета вошли меньшевики Елпатьевский, эсер Шкапский, а также Букейханов, Тынышпаев и другие.
Кроме этого, инженер Тынышпаев, юрист Шкапский были назначены комиссарами Семиреченской области Временного правительства. Как тот, так и другой имел большой жизненный опыт, знания, обладали организаторским талантом, отменной деловитостью, умом. Они знали, что царские чиновники разорили крестьянские хозяйства кочевников, превратили в нищих голодранцев. Прежде всего нужно было обеспечить хлебом жителей области. И они горячо взялись за дело. Издавали короткие, но памятные всем постановления.
Вот некоторые из них: о закупке хлеба для нужд армии голодающих в Семиреченской области; о транспортировке его в назначенное место; о своевременной уборке урожая и обмолота его; о запрещении тайного винокурения, продаж и распития на улицах спиртных напитков; лица, виновные в нарушении настоящего постановления, подвергались денежному штрафу до трех тысяч рублей и аресту до трех месяцев. Назовем еще одно постановление. Это - о передаче 100 000 рублей для тех казахов, которые во время восстания 1916 года сбежали в Китай, а теперь возвратились назад, в Казахстан.
Комиссары делали все, чтобы защитить их, устроить там, где они жили до 1916-го года. Об этом свидетельствуют многочисленные телеграммы на имя Тынышпаева и протоколы различных совещаний. Они показывают, что Шкапский и Тынышпаев беспокоились не только о материальном благополучии жителей Семиреченской области. Они не забывали о духовном развитии - открывали школы, училища, беспокоились, чтобы все дети посещали мектебы, и курс учения велся на родном языке по общей программе. Это была благородная идея Тынышпаева. Он всегда радел за просвещение молодого поколения, верил в мудрые заветы Абая: «Наука, знание, достаток, искусство — все это у русских... Если ты будешь знать их язык, то мир откроется и твоим глазам». Мухамеджан знал шесть языков: русский (в совершенстве), французский, английский, латинский, узбекский, татарский. Они открывали ему глаза на мировую культуру.

РАДИ ВСЕОБЩЕГО СЧАСТЬЯ.
Как хотелось Мухамеджану осчастливить свой народ, претворить демократические идеи в жизнь. Силу ему придавали наука, разум, вера. Он верил в справедливость, в превосходство добра над злом, в абсолютное добро. В конце ноября 1917 года он едет в г. Коканд и участвует в IV съезде мусульманских войск и дехкан Туркестанского края. Там была образована Кокандская автономия, куда входило Семиречье. Депутаты знали Мухамеджана как высоко образованного человека с большим умом и необыкновенной деловитостью. Они избрали его премьер-министром, а Мустафу Чокаева — президентом автономии. Два государственных деятеля хотели создать свободную демократическую республику. Но между ними не было единства взглядов. И Мухамеджан снял с себя полномочия.
Однако, это не главное. Главное было то, что коммунисты Советского Туркестана никому не могли позволить решать собственную судьбу. Они направили войска и 20 февраля 1918 года разгромили Кокандскую автономию.
Давно известно, если человек не верит в справедливость, то он сам не справедлив, «танцует» и нашим, и вашим. Тынышпаев не мог спокойно смотреть на трагедию родного народа. Он видел, кто правит в Советах - безграмотные, недалекие люди. Они разрушают нравы, обычаи предков, порождают голод.
Мухамеджан возвращается в родные места. Но туда не ходили поезда, не летали самолеты. Только на перекладных от одного селения к другому полторы тысячи километров. Встречи, разговоры с жителями. Никакой надежды на благополучие. Разруха кругом, нищета.
Затем Мухамеджан едет в Семипалатинск с мыслью легализоваться и работать, полагая, что Советская власть там окрепла, как в Туркестане. Но колчаковцы свергли власть большевиков. Тут он, по словам Искандера, попадает в руки белых офицеров. Они учиняют ему допрос. Мухамеджан рассказывает, кто он, откуда. Но те не верят, считают его красным шпионом. Готовят расправу. Спасает его от неминуемой смерти французский язык, который он отлично знал еще с гимназической поры. Когда один из офицеров заговорил с ним по-французски, Мухамеджан ответил ему целой тирадой на языке Бальзака. Тот соскочил со стула и закричал: «Все! Ты — действительно Тынышпаев. Приглашаем в свою компанию».
В Семипалатинске Мухамеджан встретился с единомышленником по кадетской партии — Алиханом Букейхановым, талантливым публицистом, борцом за национальную государственность Казахстана. Родился он в 1870 году в Каркалинском уезде в семье состоятельного скотовода. Учился в казахской школе, затем в трехклассном городском училище, которое окончил на «отлично». В 1885 году поехал в Омск, поступил в техническое училище. Все четыре года Алихан занимался усердно, училище закончил с отличными оценками по основным предметам и отправился в Санкт-Петербург, с горячим желанием поступить в Императорский лесной институт. Его мечта сбылась. Теперь он живет в Северной Пальмире и впитывает не только науку о жизни и выращивании леса, но мировую культуру, стремится овладеть английским и французскими языками. И добивается блестящих успехов.
Окончив институт, Букейханов возвращается в Омск, полный духовной энергии. Он мечтает о развитии общей культуры родного края, отправляется в экспедицию по исследованию Степного края, пишет статьи о казахской земле, быте, нравах и обычаях скотоводов. Его волнует судьба кочевников. Он видит, что для освобождения их от тьмы, безграмотности нужно образование. И он старается пробудить сознание масс, выступает в русских, татарских и казахских газетах.
Большие надежды он возлагал на Февральскую революцию. Но Временное правительство отказало в представлении казахскому народу политической автономии. И Алихан выходит из кадетской партии, возвращается из Самарской ссылки на родину. Здесь он создает первую в истории Казахстана политическую партию «Алаш» со своей демократической программой, которая была опубликована 21 ноября 1917 года в газете «Казах». Написана она простым, понятным языком. В этом можете убедиться сами:
«Россия должна стать демократической федеративной республикой. Каждое отдельное государство в федеративной республике автономно и управляется само собой на одинаковых правах и интересах. Во главе правительства стоит Учредительное Собрание, в промежутках - президент, избираемый Учредительным собранием и Государственной Думой... Законодательная власть сосредоточена в руках только Государственной Думы, которой принадлежит право контроля над правительством. Правом выборов и пользуются все без различия происхождения, вероисповедания и пола. Выборы депутатов производятся прямым, равным и тайным голосованием»...

В материале использована книга
Федора ОСАДЧЕГО «Великий творец добра и света»



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Второй администратор




Пост N: 128
Зарегистрирован: 17.09.08
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.11 11:59. Заголовок: Официальный сайт Мух..

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  6 час. Хитов сегодня: 4
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Яндекс цитирования
Новости Форума история Казахстана

Подписаться письмом